РЦСУ «Спутник»Ирина Масальская, Ольга Старичкова. Опыт проведения тренинга «Pro-травму» | РЦСУ «Спутник»
Меню
Департамент труда и социальной защиты населения г. Москвы
Семейное устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Ирина Масальская, Ольга Старичкова. Опыт проведения тренинга «Pro-травму»

Автор:  Старичкова Ольга Игоревна

В этой статье мы бы хотели поделиться опытом, который получили при апробации тренинга «Pro-травму» для специалистов семейного устройства. Программа разработана сотрудниками детского благотворительного фонда «Солнечный город» Новосибирска. Цель тренинга – повышение профессиональной компетенции специалистов, работающих в учреждениях помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в вопросах создания благоприятной атмосферы для посттравматической реабилитации детей в условиях учреждения.

Наш интерес к этой тренинговой программе неслучаен. С одной стороны, кажется очевидным, что безопасная, предсказуемая, поддерживающая среда в учреждении – необходимое условие для посттравматической реабилитации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. И за последние годы многие изменения в учреждениях были направлены на создание благоприятной атмосферы (небольшие группы, постоянные воспитатели, «квартирный» тип проживания). В то же время в жизни ребенка в учреждении регулярно происходят изменения, возвращающие его в ситуацию неопределенности: закрытие или реорганизация учреждений, перевод ребенка в другое учреждение и т. п. Во всех этих случаях ребенок сталкивается с изменением условий жизни, привычного окружения, необходимостью знакомиться и вступать в контакт с новыми взрослыми. Подобные ситуации эмоционально перенасыщены для ребенка, ему требуется помощь и поддержка взрослых, чтобы справиться с изменениями и переживаниями. Специалисту, находящемуся рядом с ребенком, необходимо быть эмоционально ровным, стабильным, иметь собственный ресурс для оказания помощи и поддержки.

Непосредственно наблюдая процессы, происходящие при реорганизации учреждения, мы пришли к пониманию, что в этих условиях формирование и поддержание терапевтической среды для детей становится еще более важной задачей для специалистов, работающих с ними. Помимо освоения специальных знаний и технологий помощи таким специалистам необходимо систематически осмысливать переживаемый профессиональный опыт и владеть осознанными приемами заботы о себе. Программа тренинга «Pro-травму» как раз позволяет понять, что такое терапевтическая среда, как она организуется, развить умение справляться с эмоциональным выгоранием.

Из опыта работы со специалистами семейного устройства можно заметить следующее:

  1. Воспитатели, социальные педагоги и педагоги дополнительного образования по сравнению с психологами обычно более открыты в отношении собственной эмоциональности.
  2. В рамках позиции «социальной мамы», «воспитателя – значимого взрослого» специалисты вовлекаются в ситуацию лично, реализуя материнскую (родительскую) роль в отношении ребенка, оставшегося без родительского попечения.
  3. Воспитатели находятся физически ближе к ребенку, оставшемуся без родительского попечения, осуществляя уход и заботу. Воспитатель интенсивнее «чувствует» ребенка, чаще встречается с различными его эмоциональными проявлениями.
  4. Воспитатели, социальные педагоги и педагоги дополнительного образования подвержены эмоциональному выгоранию. Воспитатель не всегда отслеживает свое эмоциональное состояние, не всегда имеет возможность и способность к восстановлению.
  5.  Специалисты встречаются с высокими профессиональными требованиями: быть включенными и внимательными более восьми часов в сутки, участливыми, отзывчивыми и эмпатичными, не имея возможности влиять на принятие важных решений в отношении ребенка.

Исходя из наших наблюдений, мы предположили, что информирование, проведение групп эмоциональной разгрузки, обучающих тренингов, в частности программы тренинга «Pro-травму», поможет специалистам семейного устройства справляться с эмоциональной нагрузкой, лучше понимать поведенческие реакции детей, собственные реакции на поведение детей, справляться с эмоциональным выгоранием. В проведении тренинга мы использовали четырехмерную функциональную модель ведения групп. Модель была развита М. Либерманом, И. Яломом и М. Майлзом. Модель описывает четыре основополагающие функции каждого ведущего:

  • эмоциональная стимуляция участников;
  • проявление уважения к личности участников;
  • предложение интерпретаций;
  • структурирование группового процесса.

Под эмоциональной стимуляцией понимается такое поведение ведущего, при котором он, работая с группой, выражает собственные чувства, установки и мнения. Это поведение, с помощью которого ведущий концентрирует внимание группы на своей личности. Эмоциональная стимуляция служит тому, чтобы посредством демонстрации пробудить эмоциональное реагирование участников. Ведущий в некоторой степени выступает в роли модели и на собственном примере показывает, как и что может делать участник в группе.

Проявление уважения к личности участников – это второе измерение поведения ведущего группы. Оно выражается в защите участников, в проявлении по отношению к ним дружеских чувств, симпатии, поддержки, признания и ободрения. В основе такого поведения ведущего лежит личная теплота, принятие участника таким, каков он есть, действительный интерес к его личности.

Третье измерение поведения ведущего группы – предложение интерпретаций. Это такое поведение ведущего, с помощью которого он объясняет участникам концепции и функциональные взаимосвязи для лучшего понимания ими собственного поведения и сути групповых процессов. Ведущий предоставляет участникам подходящие рамки для обучения, взаимодействия и группового развития. В процессе работы он адресует свои интерпретации всей группе. При этом ведущий заостряет внимание участников на групповом процессе, на социальном взаимодействии и часто призывает группу обдумывать возникающую ситуацию и анализировать события.

Четвертое измерение поведения ведущего группы – структурирование группового процесса. Под этим подразумевается такое поведение ведущего, которое задает границы, предлагает правила игры и устанавливает нормы, связанные с целями группы, стилем работы, последовательностью различных действий. Посредством структурирования ведущий регулирует темп продвижения группы и определяет, когда нужно прекратить те или иные действия участников. Ведущий предлагает отдельным людям или всей группе что-то попробовать, принять участие в той или иной процедуре.

Четырехмерная модель ведения групп помогала нам уяснить для себя, насколько эффективно мы поддерживаем групповой процесс, и при необходимости переставить акценты в проведении тренинга.

В оригинале программа «Pro-травму» представляет собой обучающий тренинг, рассчитанный на 21 час групповой работы (три дня по семь часов). Целевой аудиторией являются прежде всего воспитатели учреждений, социальные педагоги и педагоги дополнительного образования. Цель тренинга – повышение профессиональных компетенций специалистов, работающих в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Причем в первую очередь речь идет о компетенциях, позволяющих специалистам формировать и поддерживать в учреждении особую безопасную терапевтическую среду, что является необходимым условием для реабилитации в условиях учреждения детей и подростков, переживших травматический опыт. Программа состоит из трех основных блоков (соответствующих трем дням проведения тренинга).

Первый блок посвящен теме личных психологических ресурсов специалиста: навыкам их оценки, использования и восстановления. Тот факт, что тема выведена на первое занятие тренинга, объясняется двумя моментами. Во-первых, длительная, эффективная работа специалиста с детьми, имеющими травматический опыт, переживающими утрату, горе, посттравматические состояния и т. п., невозможна без его умения поддерживать себя в ресурсном состоянии, беречь и восстанавливать свои силы. Во-вторых, с методической точки зрения, предварительная проработка темы личных ресурсов делает участников тренинга более подготовленными к погружению в тему психологической травмы.

Второй блок программы посвящен понятиям стресса и психологической травмы. Рассматриваются виды психологических травм, проявления травмы в поведении ребенка, факторы, влияющие на развитие или предотвращение травмы.

Третий блок посвящен понятию безопасной терапевтической среды, то есть таких условий проживания ребенка в учреждении, которые максимально способствовали бы его реабилитации. На тренинге рассматриваются принципы формирования такой терапевтической среды, изучаются навыки, которые необходимы специалистам для организации такой среды в учреждении. Заключительный блок включает в себя много практических упражнений, направленных на отработку навыков активного слушания, контейнирования, удержания границ, безоценочности, предсказуемости.

Важная составляющая оригинальной программы «Pro-травму» – раздаточный материал («Тетрадь участника тренинга»). Он включает в себя как пустые бланки для заполнения в индивидуальных упражнениях (например, поиск своих внешних и внутренних ресурсов), так и памятки, выжимки из теоретического материала (например, «как беречь и пополнять ресурсы», «причины психологических травм», «признаки проявления психологических травм у детей», «принципы создания терапевтической среды в учреждении»).

Выше мы коротко описали программу, на которую опирались при проведении тренингов «Pro-травму» в Москве на базе ГБУ «Ресурсный центр «Спутник» в 2019–2020 годах. При этом мы вносили в программу изменения и дополнения на основании собственного профессионального опыта и наблюдений, а также в соответствии с запросами аудитории. Далее мы поговорим о специфике проведенных нами тренингов в отличие от базовой модели, предложенной коллегами из благотворительного фонда «Солнечный город».

Первое существенное обстоятельство, отличающее наш опыт от описанного в оригинальной программе, – изменение целевой аудитории. Не секрет, что воспитатели, непосредственно работающие на группах с детьми, – одна из самых сложных категорий с точки зрения обучения. В рабочее время воспитатели сильно загружены, дети требуют их внимания и включенности почти постоянно, у них нет возможности «взять методические часы», «перенести» работу с ребенком на другое время. Даже то время, которое теоретически может быть свободно, например когда дети в школе или спят, не может быть постоянно и гарантированно посвящено воспитателем профессиональному обучению. Кто-то из воспитанников может заболеть и остаться днем в учреждении, или воспитателя могут срочно вызвать на беседу в школу, или возникает необходимость сопровождать ребенка в лечебное учреждение и т. д. В свободное время, в выходной день воспитателю важнее восстановить собственные ресурсы и пообщаться со своей семьей, и его мотивация на участие в обучении чаще всего невысока.

Таким образом, мы столкнулись с тем, что набрать группу мотивированных участников из числа воспитателей, готовых приезжать в другую организацию на семичасовой тренинг три недели подряд, очень сложно. При этом большой интерес к программе и желание участвовать выказывали педагоги-психологи, психологи и иногда другие сотрудники организаций для детей-сирот, а также иных организаций, работающих с детьми-сиротами, детьми, оставшимися без попечения родителей, и детьми в трудной жизненной ситуации. В итоге в набранных нами группах аудитория оказалась разнородной по трем параметрам:

1. Профессиональная принадлежность. Мы провели три смешанные группы, на которых присутствовали воспитатели, социальные педагоги, педагоги дополнительного образования, психологи и педагоги-психологи (значительная доля в группе), и одну группу, состоявшую исключительно из психологов и педагогов-психологов.

2. Категории детей, с которыми работают специалисты (по этому параметру все группы были смешанными). Здесь важно выделить категории детей:

– по социальной ситуации, в которой они находятся: дети, постоянно проживающие в организации; дети, проживающие в организации «на пятидневке»; дети, проживающие в замещающих семьях (родственная и не родственная опека); дети, проживающие в кровных семьях, получающих услугу социального сопровождения;

– по состоянию здоровья: часть специалистов на тренинге работают с детьми с интеллектуальной нормой и «условной» нормой; часть – с детьми с ОВЗ; часть – с детьми со сложной структурой дефекта.

3. Тип организации, которую представляли специалисты: представители ЦССВ, благотворительных фондов, ЦПС и Д, СРЦ и др. По этому параметру также все четыре группы были смешанными.

Подобная разнородность аудитории, естественно, сказывалась на запросах и ожиданиях от программы обучения. Наиболее частыми запросами были:

  • как говорить с ребенком о травме;
  • травма в семейной системе, преемственность травмы: родитель – ребенок;
  • как говорить о некорректном поведении специалиста в отношении ребенка;
  • как выстроить работу с детьми, пережившими травматическое событие;
  • вопросы эмоционального выгорания специалиста;
  • работа с детьми с ОВЗ, как помочь себе в работе с такими детьми, где находить поддержку и ресурс;
  • поддержка приемных семей на сопровождении;
  • формирование условий и пространства для работы с травмой;
  • формирование терапевтической среды;
  • как говорить про травму с подростками в групповой работе;
  • способы переключаться и поддерживать себя в работе.

Изначально программа тренинга «Pro-травму» не была рассчитана на столь разнородную аудиторию. В частности, она не рассчитана на психологов, которые ожидают от разговора «про травму» более глубокого теоретического разбора природы, динамики, проявлений травмы, а также хотят получить навыки глубокой психотерапевтической работы с травмой, что данной программой не предусмотрено. Столкнувшись с подобными трудностями (большая разнородность аудитории, несоответствие ожиданий аудитории заявленным целям и задачам тренинга), мы внесли следующие изменения в содержание программы и структуру ее проведения:

  • На первом занятии скорректировали ожидания аудитории, еще раз сообщив цели и задачи курса.
  • Расширили теоретическую часть второго блока (причины, виды, проявления травмы) за счет дополнительной классификации травмы авторами Ф. Руппертом и И. С. Якиманской.
  • По ходу занятий постоянно обращались к индивидуальному профессиональному опыту участников, стараясь прояснить, чем именно то или иное теоретическое положение или практический навык могут быть полезны непосредственно в их работе.

ü    Так, например, навыки поддержания и восстановления ресурсов (первый блок) могут быть актуальны не только для воспитателей, но и для других сотрудников учреждения, в том числе для самих психологов.

ü    Психологи, работающие с замещающими семьями, отметили, что разговор о ресурсах (первый блок) будет очень полезен замещающим родителям, так как им тоже приходится находиться 24 часа в сутки с ребенком, пережившим травмирующие события. При этом они, как правило, не обладают специальными навыками работы с травмой, в том числе навыками поддержания собственного ресурсного состояния.

ü    Специалистам, работающим с детьми со сложной структурой дефекта, было очень важно отрефлексировать, как именно у их подопечных проявляются признаки психологической травмы (второй блок); как отличить последствия травмы от поведения, вызванного особенностями здоровья этих детей. Для специалистов была актуальна информация о собственных ресурсах, приобретении навыка оценки своих ресурсов и их восстановления. Также важно было сформулировать, как принципы организации безопасной терапевтической среды (третий блок) будут преломляться в условиях учреждения для детей с особенностями развития. Что значит «безопасность» для такого ребенка, какую именно информацию о нем важно знать специалистам, как обеспечить «определенность» и «предсказуемость среды» для ребенка, не владеющего речью, и т. п.

  • Для группы, состоявшей только из психологов, мы добавили отдельную методическую задачу: обучение специалистов проведению тренинга «Pro-травму» в своем учреждении. Для реализации этой задачи часть времени на каждом занятии была посвящена методическому разбору структуры тренинга и отдельных упражнений. Программа была расширена до четырех тренинговых дней вместо трех, чтобы вместить ответ на этот запрос.

Непосредственно по программе, исходя из опыта ее проведения, нам хотелось бы сделать несколько замечаний и дополнений:

Первый блок – первый день занятий. Во вводной части курса, как уже говорилось, мы уделяли большое внимание выявлению и коррекции ожиданий от программы. Следующим важным пунктом работы было формулирование и принятие правил группы. У специалистов, многократно участвовавших в различных тренингах, в том числе у психологов, этот пункт часто вызывал ложное ощущение простоты. У всех групп возникала тенденция быстро его «проскочить» и двигаться дальше. Специалисты предлагали непосредственно ведущим сформулировать правила и были готовы согласиться с предложенными правилами. Мы как ведущие сознательно удерживали группу на этапе принятия правил с целью показать неоднозначность и сложность этого процесса: какие правила необходимы и достаточны для комфортного взаимодействия в группе, как они должны быть сформулированы, чтобы однозначно трактовались всеми участниками процесса, и т. д. Впоследствии мы неоднократно возвращались к этому примеру, иллюстрируя им, насколько важны правила для создания безопасной среды в организации: как трудно и важно придерживаться единых правил всем специалистам, работающим с ребенком; как важно проговаривать и объяснять эти правила самому ребенку; как тема правил преломляется в случае работы с замещающей или кровной семьей.

Большой интерес у многих участников вызвала «Многомерная модель внутренней устойчивости» BASIC Ph М. Лаада, в связи с чем нами была предложена расширенная информация об этой модели.

В целом важно отметить, что работа с темой ресурсов была для большинства участников, по их отзывам в конце тренинга, весьма важной и полезной. Для некоторых в их субъективном восприятии она оказалось ключевой темой всего курса. По всей видимости, это отражает общую ситуацию в сфере помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей: высокая загруженность специалистов, высокий риск профессионального выгорания, недостаток времени и возможностей как для самостоятельного восстановления ресурсов, так и для получения профессиональной помощи. В то же время некоторые специалисты демонстрировали хорошее знание своих ресурсов и способов их восстановления, говорили о том, что в своей работе умеют восстанавливаться сами и поддерживают коллег.

Второй блок – второй день занятий. Ключевые понятия: травма, стресс, причины и проявления психологической травмы. Данная тема, даже на уровне теоретического обсуждения, может вызывать у участников сильные чувства. Таким образом, ведущим важно в начале занятия вернуться к теме ресурсов (например, в обсуждении домашнего задания), чтобы в дальнейшем участники могли опираться на этот опыт. Также в ходе занятия важно наблюдать за состоянием участников, вовремя оказывая им поддержку, помогая пережить тяжелые эмоции и вернуться в профессиональную позицию. При изучении этого блока у многих специалистов вызвала отклик тема различий травмы и стресса. Судя по отзывам участников, даже многие специалисты-психологи ранее не задумывались о различии этих явлений. Знакомство с теорией в этом блоке помогло им под новым углом взглянуть на различные кейсы, встречающиеся в их работе.

Как уже говорилось выше, мы расширили теоретическую часть этого блока оригинальной программы фонда «Солнечный город» за счет информации о травме в рамках подхода понимающей психотерапии (Василюк Ф. Е., 1991), классификации травмы авторами Ф. Руппертом и И. С. Якиманской (Рупперт Ф., 2012; Якиманская И. С., 2014). По запросу участников двух смешанных групп мы предоставили информацию о проживании ребенком горя и потери; обращали внимание участников на отличия в проживании горя и потери у ребенка и взрослого (Черепанова Е. М., 1997).

Третий блок – третий день занятий. Здесь в соответствии с программой мы обсуждали принципы создания безопасной среды в учреждении, а также отрабатывали навыки, необходимые специалистам для создания терапевтического окружения для ребенка, пережившего травмирующие события в своей жизни. Наиболее дискуссионным в этом блоке оказался вопрос о том, возможно ли создание безопасной среды и терапевтического окружения в реальности – в организации, где с ребенком взаимодействует большое число сотрудников, у каждого из которых свое представление о целях работы, нормах и правилах взаимодействия с детьми, разная готовность к изменениям и обучению. Благодаря этой проблематике участники дискуссии задавались вопросом, достаточно ли лишь обучения специалистов (психологов, социальных педагогов, воспитателей) навыкам взаимодействия с травмированными детьми для того, чтобы в организации была создана и поддерживалась терапевтическая среда, – или требуется работа со всей организацией как с системой: прояснение роли администрации в создании помогающей среды, формирование у сотрудников общего видения миссии организации, целей и задач работы каждого специалиста в ней. В дискуссии специалисты пришли к выводу, что обучение навыкам взаимодействия с ребенком, пережившим травму, и понимание терапевтической среды для ребенка необходимы всем в организации: и специалистам, и администрации.

В обратной связи при завершении группы участники делились своими осознаниями и выводами по результатам прохождения тренинга «Pro-травму». Специалисты отметили усиление способности к самоанализу, осознанности в работе с ребенком, уверенности в собственных силах, приобретение умения оценивать свои ресурсы и восполнять их, улучшенную способность контролировать свои эмоции.

 

Литература

  1. Методическое руководство «Наука правильной заботы. Опыт реализации семейно-ориентированной модели в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Новосибирской области». – БФ «Солнечный город», 2019
  2. Лаад М. Многомерная модель внутренней устойчивости BASIC Ph [Электронный ресурс] https://stat.hevra.haifa.ac.il/~pavelg/downloads/BASIC%20PH.pdf
  3. Меновщиков В. Ю. Психологическое консультирование: работа с кризисными и проблемными ситуациями. М.: Смысл, 2005.
  4. Рупперт Ф. Психологическая травма // Вопросы ментальной медицины и экологии. 2012. Т. 18. № 4.
  5. Якиманская И. С. Воспоминания о детских психологических травмах: анализ и классификация. // Перспективы науки. 2014. № 4.
  6. Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К. Учебное пособие по медицинской психологии. – М.: Медицина, 1984.
  7. Василюк Ф. Е. Пережить горе. О человеческом в человеке.

сост. Е. В. Филиппова; под общ. ред. [и с предисл.] И. Т. Фролова. – М.: Политиздат, 1991.

  1. Фопель К. Технология ведения тренинга. Теория и практика. М.: Генезис, 2003.
  2. Черепанова Е. М. Психологический стресс: помоги себе и ребенку. Книга для школьных психологов, родителей и учителей. – М.: Академия, 1997.
  3. Капилина (Пичугина) М., Панюшева Т. Приемный ребенок: жизненный путь, помощь и поддержка. М.: Никея, 2015

Ольга Старичкова,

педагог-психолог

(ostarich@mail.ru),

Ирина Масальская,

педагог-психолог

(i.masalskaya@list.ru)

Опубликовано 28.04.2020. 

Статья включена в сборник материалов: «Профессиональные ценности и этика профессионального сообщества в работе специалиста семейного устройства» Благотворительного фонда «Здесь и сейчас». 

 

* Все поля, отмеченные «*» обязательны для заполнения
Хочу получать информационные рассылки и анонсы:
* Все поля, отмеченные «*» обязательны для заполнения