Ольга Солодовникова “Мотивы приемного родительства”

Доминантные мотивы кандидатов в замещающие семьи как единое интегративное образование: особенности, возможности, точки развития.

В ходе работы с замещающими семьями важно прояснить мотивацию кандидатов на принятие ребенка в семью. Попытаемся разобраться в причинах, побуждающих кандидатов принять решение о воспитании приемного ребенка, рассматривая предъявляемые ими мотивы как сложное психологическое интегративное образование.

Ключевые слова: доминантные мотивы, психологическое интегративное образование, мотив-намерение, побудительные и сопутствующие смыслы.

Благодарность за помощь вхочется выразить специалистам отдела по подготовке замещающих семей Ресурсного центра семейного устройства Кирилиной И.В., Зобовой Н.М., Терешкиной К., Трубецкой О.В., Чулановой Н.П.

На первой встрече с семьей становится очевидно, что желание взять ребенка, проходит на фоне болезненного переживания отсутствия или потери полноты внутрисемейных отношений, что мобилизует семейную систему на преодоление трудностей. Кандидаты предпринимают попытку изменить состав семьи, взяв на воспитание приемного ребенка.

У специалистов по подготовке замещающих семей возникают вопрос: в какой семейной ситуации окажется ребенок? Ответы не лежат на поверхности, так как семья приходит с запросом на ребенка, а не за психологической помощью.

Мотив «замещения кровного ребенка приемным» декларируется всеми семьями без исключения. Данный мотив может считаться «собирательным». Он предъявляется каждой семьей по-своему, напрямую или иносказательно, в виде ожиданий, позитивных и негативных. У каждой семьи он облекается в свою форму «идеи» или «долга», «исповеди» или «семейного мифа», «плана» или «проекта». Имеет признаки намерения, когда люди только принимают решение.

Само намерение «замещения» говорит о том, что мотив несет в себе какие-то защитные функции, и на что они направлены неясно, поэтому нельзя ответить на вопросы, каковы причины поведения: «зачем?», «чего хотят добиться?»

Среди предъявляемых кандидатами в замещающие семьи доминантных мотивов можно выделить несколько групп смыслов: просоциальные, социальные, внутрисемейные, экономические, воспитательные. Нам важно обратить внимание на представление о мотиве как сложном интегративном психологическом образовании (по Е.П. Ильину), когда поведение человека определяется совокупностью факторов. Мотив личности можно рассматривать в целом как потребность, цель, намерение, побуждение и свойство личности, определяющих поведение человека. В состав мотива могут входить несколько компонентов, один из них играет центральную роль, а другие-сопутствующую, то есть в структуре мотива отражается несколько причин и целей.

1. Группа просоциальных мотивов. Нельзя не согласиться с тем, что просоциальные мотивы представляют систему ценностей личности, в которую включены интересы другого человека. Данные мотивы отражают общую направленность личности кандидатов на участие в решении общественных проблем, где особенную значимость приобретают семейные ценности.

Некоторые психологи отмечают особую потребность альтруистов в любви, признании и благодарности. Можно предположить, что эти кандидаты приобрели опыт несбалансированных отношений: родителями на них спроецированы некие «повышенные» обязанности других, не оправдавших ожидания семьи или ею отверженных родственников. В некоторых источниках звучат мысли о том, что «долги», «обязательства» передаются человеку через предков (И. Бузормени-Надь), то есть семейные ценности и ответственность (совесть) формируются родом в течение нескольких поколений.

Звучат мотивы следующим образом: «сделать доброе дело», «чтобы в мире было больше любви». Смыслы преподносятся как основной мотив-намерение в форме «идеи» или «долга». «Дети должны иметь семью». «Все семьи должны воспитывать приемного ребенка». «Наш долг – помогать больным детям».

В структуре основного мотива-намерения играют скорее регулирующую роль. Если они представляют ценностную систему личности кандидата и предъявляются в форме «долга», то могут препятствовать другим группам мотивов вывести критическую ситуацию за рамки нравственно-этических установок, не позволяя, например, главенствовать материальным проблемам и «забывать» об интересах приемного ребенка.

Мотив здесь работает как мотив – «идеальная цель», «сверхзадача» и отвечает на вопрос: «Почему выбрана именно эта цель и этот способ достижения?».

2. Мотивы, связанные со страхом потери социального статуса, потери безопасности. Они направленны на поиск общественного одобрения, поддержание статуса на необходимом для семьи уровне.

Мотивы усыновления ребенка с сохранением тайны. Специалисты слышат: «хотим имитировать беременность», «никого не касается» или «зачем ребенку знать?» В последнем случае наблюдается приписывание родителями своего мотива приемному ребенку.

Это семьи пытаются скрыть от окружающих людей сам факт усыновления неродного ребенка, стремятся избежать огласки конфиденциальных сведений о себе, нежелательных вмешательств, боятся потерять образ благополучной семьи и компетентного родителя. Супруги ощущают сильную тревогу под давлением ожиданий отвержения приемного ребенка обществом.

Кандидатам бывает трудно осознать, что сохранить тайну появления в семье ребенка практически невозможно, так как в нее вовлечено значительное число участников, от честности и порядочности которых будет зависеть их личная безопасность. Состояние, образованное тайной, заполняется тревогами не только у родителей, но и у детей, что при других неблагоприятных обстоятельствах может привести к разрыву отношений ребенка с усыновителями, к разрушению самой семьи.

В психолого-педагогической литературе можно найти сведения о том, что «с 7-го месяца внутриутробной жизни ребенок начинает видеть сны, которые передает ему мать, так ребенок подключается к ее подсознанию и получает информацию о семье на протяжении нескольких поколений» (Будинайте Г.Л., Хамитова И.Ю.). То есть предполагается, что ребенок с самого рождения подвержен неосознанному чувству верности предкам.

Интересно, что успешность процесса усыновления в целом и благополучие детско-родительских отношений в замещающей семье (Д. Кирк) во многом зависит от того, насколько родители готовы принять свой статус «усыновителей» (приемных родителей), признать отличие опыта усыновленного ребенка от опыта в ситуации биологической семьи.

Мотив предъявляется вместе с мотивом «замещения кровного ребенка приемным (см. 3 пункт). Защитная функция мотива оказывается мнимой.

Мотивы, связанные с обретением общественной значимости, авторитета семьи среди друзей, соседей, общества. Специалисты слышат следующие аргументы: «хотим взять еще детей», «возьмем детей, которых никто не берет».

В этом случае кандидаты ощущают острую потребность в самореализации, признании, восстановлении или сохранении высокого социального статуса.

Родители, не сохраняющие тайну появления детей в семье, испытывают колоссальное давление общества. В какой-то момент они начинают осознавать, что находятся под пристальным вниманием. Окружающие стараются зафиксировать малейшие намеки на существование проблем и противоречий в приемной семье. Работники социальных служб могут позволить себе грубость, бесцеремонность и другие проявления непрофессионализма.

Приемные родители пытаются преодолеть давление, что вынуждает их замалчивать трудности или демонстрировать особые родительские возможности, например, семьи начинают брать все более сложных детей, участвовать в многочисленных конкурсах и проектах.

У специалистов большие приемные семьи вызывают огромное уважение, а в обществе – настороженность, непонимание, что говорит об отсутствии культуры взаимоотношений и поддержки подобных семей в социуме (Д. Кирк).

Сильные социальные мотивы преодоления позволяют семье противостоять травмирующему общественному давлению и контролю, разрушительному действию факторов социального отвержения.

Презентация намерения происходит чаще в форме «семейного мифа».

3. Группа внутрисемейных мотивов развития семейной системы.

Анализируя структуру основного мотива-намерения, внутрисемейный мотив является центральной его частью. На наш взгляд, он имеет двоякий смысл: осознаваемый и неосознанный. Осознаваемая часть представлена в виде позитивных ожиданий кандидатов, хотя может сопровождаться сомнениями. У членов семьи наблюдается стремление к установлению новых границ, перераспределению ролей, согласованию личных и семейных интересов.

Мотив предъявляется бездетными кандидатами: «хотим стать родителями», «хотим иметь полную семью», «последняя возможность продления рода». Много примеров, когда супружеская пара может иметь кровного ребенка, но принимает решение взять приемного и наличие какой бы то ни было внутрисемейной проблемы отрицает, объясняя поступок рисками относительно здоровья матери или малыша. Звучит мотив как желание иметь «многодетную» семью, возможность приобрести «друга», «брата или сестру» для родного ребенка, «чтобы дети не росли эгоистами», продолжить традиции рода.

Неосознанная часть внутрисемейного мотива сложная, в ней могут быть переплетены несколько скрытых побудительных причин.

Неосознанные мотивы содержатся в подтексте высказываний кандидатов, которые можно трактовать как побуждение: «кто в семье не доволен ситуацией?», «в чем трудности?», «каким образом собираются справляться?».

Мотивы обретения целостности супружеских отношений и родительской успешности. Часто на первичное интервью к специалистам приходят благополучные, любящие друг друга пары с ощущением, что им для полного счастья не хватает только приемного ребенка. «Все в семье заняты, а у меня много свободного времени», «мы счастливая семья, но у нас нет детей», «муж хочет еще детей», «сын просит родить братишку». За подобными мотивами чувствуется неудовлетворенность, стремление к изменениям, которые могут ощущаться только одним из супругов. «Ребенок сплотит нашу семью». «Появится смысл еще больше трудиться». «Теперь будет ради кого работать».

Причинами расстройства супружеских отношений являются конфликты разногласий и недостаток комплементарности. Супруги отдаляются друг от друга, принятые ими ранее способы восстановления равновесия не работают. Могут подключиться неконструктивные механизмы защиты: ужесточение или ослабление семейных ролей, появление новых коалиций, неформальных ролей («козел отпущения»), средства понижения интенсивности конфликта (манипуляции, принуждение, подкуп), смена состава семьи (уход или появление нового члена), кардинальные перемены обстановки. Это приводит к еще большему снижению качества отношений.

В успешных многодетных приемных семьях наблюдается, что супруги в большей степени ориентированы на свои родительско-воспитательные функции, чем на супружеские. При видимой целостности отношений обращает на себя внимание эмоциональная усталость пары, а в стремлении семьи к увеличению числа своих членов прослеживается цикличность и повторяемость. Недостаточность чувственного взаимодействия и удовольствия от общения супругов выливается в повышенную напряженность. Преодолеть ее удается успешной родительской деятельностью в адаптационный период с новым приемным ребенком. Как только обстановка в семье стабилизируется супруги снова входят в фазу напряженности, а с ней — в поиск очередного ребенка. Так семейная система «ходит по кругу», не удовлетворяя потребность в близких отношениях, а дети получают опыт их избегания или компенсации.

Изучая замещающие семьи, нельзя не обратить внимание на особенности передачи и принятия опыта поколений. Выделяется четыре типа межпоколенных отношений (МПО) (М.В. Сапоровская, 2012), основанных на: преемственности, то есть на осознанном воспроизведении наиболее ценного и полезного семейного опыта; идентификации с «прямым» воспроизводством элементов опыта другого поколения; отчуждении с «обратным» воспроизводством опыта; преемственности опыта умершего или отсутствующего, значимого предка. Воспроизводство опыта во втором и третьем случае имеет неосознанный характер.

Мотивы преодоления трудностей перехода в «возрастное качество» и восстановление родительской успешности. Супруги желают продлить период семейной жизни, который видится наиболее счастливым, продуктивным, они чувствуют в себе нереализованные возможности, имеют позитивный опыт воспитания детей. «У нас много свободного времени и сил». МПО сформированы по типу идентификации. Родители неосознанно стремятся затормозить процесс отделения взрослых детей, хотят сплотить их вокруг себя, взяв приемного ребенка. «Посмотрят на нас и возьмут приемных детей».

«Возрастным» кандидатам трудно оценить свое здоровье, мобильность, силы, но нельзя недооценивать огромный воспитательный потенциал, материальную и бытовую стабильность таких семей.

Мотив предъявляется кандидатами как «план» успешного повторения их родительского опыта. Скрытый смысл его: занять второго супруга «делом».

Мотивы избегания трудностей сепарации и обретения статуса «равной взрослости». Здесь у кандидата обнаруживается стремление завоевать уважение, получить привилегии, новые права. В семье существует противостояние «авторитетных родителей» и взрослого «ребенка». МПО формируются по типу идентификации.

Роль родителя поможет обрести легальные права на более высокий статус. «Будет своя отдельная семья», «буду лучше, чем мои родители».

Кандидаты представляют собой амбициозных, но на деле, незрелых, зависимых, в материальном и бытовом плане членов семьи, при первых трудностях, перекладывающих с себя ответственность. Ребенок в таких руках станет средством принуждения и манипулирования домочадцами, на попечение которых воспитанник и переходит. Форма предъявления намерения – «идея».

Мотивы преодоления трудностей сепарации и обретения роли родителя, связанные с желанием кандидата освободиться от эмоционально зависимых отношений в семье. Здесь мы увидим скорее ядерную семью с МПО по типу идентификации. Кандидат обладает высокой чувствительностью, отсутствием агрессии. Намерение кандидата взять ребенка выглядит как неосознанное стремление к дистанцированию от близких, ограничению их влияния вплоть до ухода из родительской семьи. «Могу воспитывать ребенка», «стану родителем».

Интуитивно, стараясь избежать возникновения конфликтов или отношений отвержения и получить возможность вырваться из-под родительского влияния, кандидат может поставить на свое место в семейной системе приемного ребенка, а свои права на него начнет отстаивать только тогда, когда почувствует себя независимым и уверенным.

Намерение, чаще всего, предъявляется в форме «планов» или «исповеди».

Мотивы преодоления отношений отвержения с кровными детьми и компенсации родительской неуспешности. Отношения с родными детьми не складываются, но в них есть яркая неосознанная потребность. Кандидаты имеют ядерную или неполную семью. МПО по типу отчуждения. Переживают сильные негативные эмоции относительно своих подросших детей, опыт, возможности и личные интересы которых отрицаются.

Отношения «отцов и детей» в семьях носят характер затяжного конфликта. Дело доходит до разрыва, но родственники остаются значимыми друг для друга людьми, с которыми неосознанно связывается возможность удовлетворения потребности в принятии и общении.

Появляется желание стать успешным родителем приемного ребенка. «Хотим дать ребенку образцовую семью», «воспитать порядочных людей», «дать им шанс». Мотив носит характер идеи «фикс», в которой отвергаются советы специалистов, а, в последствие, и дети, принятые в семью. Иногда намерение приобретает формы мотива-«проекта»: «создать семейный детский дом».

Кандидаты долго не могут остановить свой выбор на определенном ребенке, предъявляя повышенные требования к его поведению. Для детей подобный родитель является фрустратором (непреодолимым).

Самый высокий риск развития событий при данной мотивации-восстановление разорванных связей с кровными детьми через унижение и, в дальнейшем, отвержение приемного ребенка.

Мотивы преодоления (или избегания) отношений отвержения с родителями и страха воспроизведения родительской модели воспитания. Он связан с сильным негативным отношением одного из кандидатов к своей родительской семье. Специалисты слышат: «Не готовы иметь собственных детей», «важно брать на воспитание приемных», «мой родной ребенок уже не нуждается во мне!». Чаще кандидаты имеют неполную или ядерную семью без детей с МПО отчуждения у одного из супругов.

Собственный родитель для них является фрустратором, но остается значимой фигурой. Стыд, ненависть и недоверие приводят к крайне высокой степени обособления от кровной семьи, причем собственные родительские возможности отвергаются на репродуктивном и родительско-воспитательном уровне. Базовые потребности в принятии, привязанности, близости блокируются, подменяются требовательностью, подозрительностью, обидчивостью.

Родительство сулит им восстановить способность чувствовать любовь и близость, обрести безопасность, стабильность и уверенность в себе. Как правило, ожидания не оправдываются. К детям-сиротам кандидаты испытывают сострадание, с родными и приемными детьми впадают в беспомощность.

Кандидаты занимаются активной волонтерской или благотворительной деятельностью. Намерение подается в форме «идеи» или «плана».

Мотивы преодоления (или избегания) одиночества и обретения статуса родителя. За мотивом стоит желание создать семью как таковую, пусть и неполную, без второго супруга. Мотив может трактоваться как потеря надежды найти пару и создать полную семью. «Не быть одной», «чтобы было кому в старости стакан воды подать», «некому передать то, что есть». Здесь обнаруживается стремление обрести возможность адаптироваться в травмирующей ситуации (смерть или отсутствие, тяжелая болезнь значимых людей). В другом декларируемом мотиве можем почувствовать страх равных отношений: «Важнее вкладываться в детей, а не в партнера». Разочарование в партнерских отношениях подчеркивает потребность в близости и желание избежать травмирующих контактов.

Острое состояние одиночества кандидат может чувствовать в полной семье после смерти ребенка или нескольких неудачных беременностей, или в семье, где существуют разногласия, диктат авторитарного мужа/жены.

Мотив переплетается с мотивом «обретения целостности супружеских отношений», с подсознательным ожиданием поддержки, роста самооценки. «Иметь рядом родственную душу». Предъявляется в форме «исповеди», «идеи», «семейного мифа», «плана».

Внутрисемейные мотивы осознаются кандидатами крайне редко. Они способны тесно переплетаться между собой, часто их трудно отделить друг от друга.

В ходе работы с кандидатами возникает уверенность, что основными силами формирующими мотив-намерение являются внутрисемейные противоречия. Обращение к специалистам можно рассматривать как скрытый запрос на психологическую помощь: семейное консультирование или психотерапию.

4. Группа мотивов, связанных с поддержанием достойного уровня жизни и благосостояния приемной семьи в экономических условиях нашего времени.

В структуре мотива-намерения экономические мотивы не могут быть побудительной причиной, а сопровождают основной мотив. Они, являясь средством, могут выражать потребность, например, в денежном доходе, заработке. В некоторых случаях потребность превращается в цель («за счет каких средств?»). Рассматривая мотив как цель, можно предположить, что побудительной причиной принять ребенка является стремление справиться с угрозой понижения уровня функциональности семьи. Здесь, возможно, мы можем говорить о преодолении хаотичности/ригидности семейной системы. Провоцирующими факторами могут быть супружеские и межпоколенные конфликты (угроза развода, раздела и др.), болезни и дисфункции (алкоголизм, наркомания), социальное неблагополучие (слом карьеры, потеря работы и др.)

5. Воспитательные мотивы связаны с осуществлением собственно родительско-воспитательной функции семьи, именно они отражают интересы приемного ребенка. Мотивы включают в себя педагогические задачи, социализацию, близкие отношения со взрослым, создающим для ребенка «кокон любви и заботы» (Г. Ньюфелд) и всю невидимую «матрицу» семейной системы, которая позволяла ей выживать на протяжении многих поколений.

На предварительном этапе подготовки кандидаты в самом общем виде выказывают свое желание воспитывать приемного ребенка, заниматься его развитием. Мотивы декларируются и в виде образовательных задач, в которых проецируются представления семьи об успешности и состоятельности в жизни.

Известно, что одной из основных потребностей родителей является родительско-воспитательная функция, имеет под собой и биологическую основу – инстинкт сохранения потомства, поэтому насколько она осознанна непонятно. И специалисты приходят к выводу, что воспитательный мотив, транслируемый кандидатами вначале знакомства, имеет незрелый характер.

Тогда перед отделом подготовки встает задачи формирования у кандидатов ценностно-смысловых представлений о семье, детстве, роли приемных родителей и приоритете стратегии воспитания приемного ребенка в замещающей семье как субъекта отношений 2-х семейных систем.

Интересно следующее определение детства как социальной структуры: «Это структура с четкими границами между миром взрослых и миром детей, которые представляют собой утаивание от ребенка тех или иных взрослых знаний до тех пор, пока он будет готов принять правила игры общества, и способствование возникновению детской субкультуры, учитывающей потребности малышей в особой еде, одежде, играх, обучении, в особом эмоциональном климате» (по Нилу Постмену).

Скрытый посыл мотива-намерения кандидатов — преодолеть внутрисемейные противоречия. Видим стремление приемного ребенка обрести семью, установить близкие отношения со взрослым человеком, преодолеть травму отвержения кровными родителями, восстановить свою разрушенную семейную систему. Таким образом, стремления к сохранению и развитию жизнеспособности 2-х семей, биологической и замещающей, совпадают. Этим общим пространством является приемная семья, главным параметром успешности которой можно считать активное здоровое ее состояние.

Тогда замещающая семейная система может дать приемному ребенку возможность восстановить жизнеспособность его кровной семьи через:

  • активное участие в создании «мира детства» в роли приемного родителя, воспитывающего ребенка-субъекта отношений 2х семейных систем;

  • развитие отношений безусловной любви и заботы, близости и принятия;

  • формирование преемственности межпоколенного опыта;

  • сохранение родственных связей; памяти о роде, семье и предках.

Воспитательные компетенции кандидатов по отношению к семейной системе имеют вторичный производный характер.

Таким образом, основной целью стратегии специалистов в процессе подготовки кандидатов в замещающие семьи можно считать стремление к «гармонизации» семейных отношений в целом.

Внутренняя работа кандидатов с комплексом мотивов на уровне осмысления своих стремлений и чувств ведет их к цели: от намерения к окончательному решению и его реализации. Решение о приеме ребенка, может быть как положительным, так и отрицательным. Отрицательным оно становится в том случае, когда в процессе подготовки первоначальные ожидания семьи перестают восприниматься как позитивные и теряют свою значимость.

Литература.

1. Аверин В.А. Психология личности. С-П, 2001.

2. Аккерман Н. Семейный подход к супружеским расстройствам/ Практическая психология и психоанализ, 2004.

3. Методические рекомендации для специалистов службы по подбору, подготовке и сопровождению замещающих семей. Тренинг подготовки замещающих семей / Е.В. Бухман, Н.А. Соколова, М.Ф. Терновская (описание работы службы). М., 2013.

4. Сапоровская М.В. Поколения в семье: методология, теория и практика исследования. Вестник КГУ, 2012.

5. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: основные понятия, методы и клиническая практика / под ред. К.Бейкер, А.Я.Варги. М., 2008.

Ольга Солодовникова, социальный педагог Ресурсного центра семейного устройства, приемная мама