Приемная семья растила ребенка для родной матери

До сих пор в мире существует проблема социального сиротства, когда дети даже при живых родителях оказываются в детских домах.

Но семья, материнская любовь, отцовская поддержка должны быть в жизни каждого ребенка, убеждены Галия и Алексей Бубновы, воспитывающие 13 детей.

В семье Бубновых 3 кровных и уже 10 приемных детей!

Мама Галия много лет проработала в детском доме и не понаслышке знает, каково живется детям в таких учреждениях. Она убеждена: у ребенка должна быть семья. Алексей за годы семейной жизни проникся спецификой работы супруги. И он, и дети – старшая дочь Таира, средняя Диана и сын Дима – не раз заглядывали к маме на работу. И в какой-то момент пришло осознание: их дом готов принять новых членов семьи.

Мы пришли к ним в выходной день, все были дома. Дети окружили нас, улыбаясь и наперебой здороваясь. Они гурьбой бежали впереди нас, показывая свои владения. Шесть кроваток в самой большой комнате, четыре во второй…

Интерьер полностью спланирован папой семейства. Алексей сам продумал эргономику пространства, чтобы использовать по максимуму каждый сантиметр, сам затем собирал мебель. Вдоль одной стены – длинный шкаф-купе, а письменные столики, за которыми занимаются дети, потайные и выезжают из шкафа при необходимости.

В большой комнате – детский гимнастический уголок, в прихожей – кольца, на которых любят кувыркаться дети. Обедать семье приходится партиями: сначала младшие, потом старшие.

МНОГО-МНОГОДЕТНЫЕ РОДИТЕЛИ

Приемной семьей Бубновы стали в 2013 году. Год назад Галия приняла решение уйти из детского дома: ее настоящей работой стала собственная семья. Алексей ушел со своей работы еще раньше: именно он занимался домом, пока Галия продолжала работать. Теперь оба супруга – настоящие профессиональные родители, их работа – их дети.

Бубновы – одна из тех мощных семей, которые могут поддержать других. Они члены клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра», собравшего под свое крыло уже более 1000 приемных семей.

Это сообщество родилось в Москве несколько лет назад. Многие приемные родители признаются: если бы не советы и поддержка фонда, они бы или не решились взять ребенка из детдома, или наделали ошибок.

Галия признается: они с мужем изначально решили, что примут много детей. И в семью одни за другими пришли несколько пар сиблингов – братьев и сестер. Сначала Галия и Алексей взяли родных сестер: 4-летнюю Сашу и 5-летнюю Машу, потом двоюродных сестер Татьяну и Ангелину, а третьей парой стали малыши Антон и Алина.

Принцип Бубновых – поддерживать кровную связь между детьми. Они убеждены: это поможет им поддержать друг друга во взрослой жизни.

А пока все дети Бубновых носятся веселым клубком по дому: в шумных играх они все вместе. Пока мы гостим в их семье, ссор и конфликтов не замечаем.

А самая маленькая представительница семьи – Ядгора (ей сейчас 2,5 года) – появилась у Бубновых неожиданно.

«Нам позвонили из опеки и сказали, что есть маленькая девочка. Ей было всего 6 недель», – рассказывает Галия. Справиться с младенцем было не так просто: обоим родителям уже за 40, а надо еще уследить за всеми остальными… Зато, признаются они, было настоящим чудом снова пережить забытые эмоции новоиспеченных родителей.

А потом в семье снова пошли прибавления. Галия считает, что брать ребенка со сложностями должна только подготовленная семья. Они с Алексеем долго ездили в семьи, где живут дети с синдромом Дауна, учились с ними общаться, перенимали опыт других родителей. И наконец в семью пришли сначала 4-летняя Соня с синдромом Дауна, потом Маша, у которой генетическое заболевание – синдром Рассела-Сильвера, и затем Вероника, у которой тоже синдром Дауна.

Между прочим, замечают родители, психологически с этими девочками было даже в чем-то легче: они очень открытые. Хотя реабилитационной работы, конечно, было много. В итоге Соня, которая не умела говорить, уже произносит слова, Маша, которая была совершенно заброшена в приюте, теперь учится на четверки и пятерки, а Вероника активно социализировалась, и вместе с Соней они ходят в обычный детский садик.

«БРАКОВАННЫЕ» ДЕТИ?

История Вероники, можно сказать, уникальный случай в среде приемного родительства. Дело в том, что Галия и Алексей придерживаются такой позиции, что нужно поддерживать контакт социальных сирот с их кровными родственниками.

Родители Вероники отказались от нее еще в роддоме. Семья вполне благополучная, просто ребенок оказался больным. Галия, приняв Веронику, старалась наладить контакт с ее мамой. Рассказывала об успехах девочки: как у нее улучшается здоровье, как она научилась себя обслуживать.

То, что девочка ходит не в коррекционный, а в обычный детский сад, поразило ее кровную маму. Так постепенно, шаг за шагом женщина привыкала к мысли, что ее ребенок не такой уж «сломанный».

«Мама Вероники была фактически поставлена перед выбором. Ее супруг был против того, чтобы ребенок с синдромом Дауна жил в семье. Она могла потерять мужа, если бы оставила дочку. Пришлось принимать такое непростое решение», – оправдывает женщину Галия.

Благодаря жизни в семье у Вероники пошел серьезный прогресс. Первое время, вспоминает Галия, малышка замирала, как только ее начинали обнимать и гладить. Она просто не знала этого раньше. Как ребенок жил все годы без ласки и сохранил в себе невероятную доброту и тепло – просто загадка.

Бубновы сделали очень многое, чтобы вернуть ее в родную семью. Пока материал готовился к печати, пришла добрая весть: девочка сейчас живет с кровными родителями, а Галия и Алексей поддерживают связь с семьей.

РОДИТЕЛЬ КАК ПРОФЕССИЯ

Приемное родительство потребовало определенных жертв. Алексей оставил пост директора автосервиса. Но совсем не жалеет:

«С детьми интересно. Они искренни и предсказуемы. А еще, как ни странно, появилось время на свои увлечения. Обычно же как: уходишь с утра на работу, вечером домой, ужинаешь и спать уже пора ложиться. Теперь у нас совсем другая жизнь! Пока дети в детских садах и школах, мы решаем бытовые задачи, а когда все дома – находим общие дела и занятия».

Галия успевает еще заняться вопросами повышения квалификации «коллег по цеху». Сейчас она стала руководителем Ассоциации приемных родителей, опекунов и попечителей «Столичная семья».

«У меня задача – сделать проекты по защите прав приемных детей и по реабилитации кровных. Часто именно родные дети страдают в случае принятия в семью сирот. Именно они подвинулись территорией, они подвинулись мамой».

И это еще одно важное правило Бубновых: всегда уважать мнение и пространство кровных детей. Решение о том, что в семье появится новый человек, принималось всегда на общем семейном совете. Супруги делали все, чтобы их дети не ощущали недостатка внимания родителей.

Сегодня все трое детей активно помогают родителям. Кстати, все они старше приемных, это Галия также считает важным принципом, в этом случае адаптационный период для приемных малышей проходит легче, а старшие дети чувствуют свою значимость, и их авторитет не страдает. «Без помощи и поддержки наших детей у нас бы ничего не получилось», – убеждена Галия.

Легко ли справиться с таким коллективом? Галия и Алексей справляются.

«Однажды один чиновник мне сказал: «А почему вы считаете, что у вас сиротам лучше, чем в детском доме? Там сейчас семейные группы по 8 человек, социальные мамы, полный уход…» Чиновник действительно не видел разницы. Но ребенку нужна семья! – говорит Галия. – Социальная мама никогда не даст этого чувства. Она в пятницу уходит с работы домой, в свой мир, которым она не делится с детьми в детском доме. У нее своя семья, куда им нет доступа. В семье все иначе! Я болею при них, устаю при них, я могу злиться, раздражаться, волноваться, смеяться, веселиться – я настоящая с ними. Дети видят наши взаимоотношения с мужем, они учатся испытывать разные эмоции, учатся бытовым мелочам. Это то, что никогда не заменит детский дом».

Марина Лепина