Нарушение привязанности у детей-сирот и её восстановление в замещающей семье

Можно говорить о том, что у ребенка в той или иной степени нарушена привязанность, если налицо все или большая часть симптомов реактивного нарушения привязанности (англ. reactive attachment disorder – RAD), перечисленных ниже:

Ребенок поверхностно обаятелен. При инициативе со стороны родителей нежность не проявляет. Если и проявляет ласку, то обычно только потому, что хочет что-то получить.

В отношениях с посторонними и незнакомыми людьми ребенок неразборчиво ласков и привязчив.

Не испытывает привязанности и не проявляет доверия к человеку, который ухаживает за ним на ежедневной основе (особенно к приемной матери).

Не смотрит в глаза при общении с родителями, кроме тех случае, когда лжет.

Склонен к интригам и манипулированию другими людьми. Стремиться командовать и полностью контролировать любую ситуацию (см. п. 21).

Часто действует из противоречия, постоянно нарушает установленные правила.

Склонен к вспышкам гнева или истерикам, особенно в ответ на попытку взрослых ввести какие-либо правила или запреты.

Проявляет повышенный интерес к темам смерти, огня, крови, разрушения.

Жесток к животным, портит вещи, агрессивен по отношению к другим людям.

Склонен к членовредительству (“ауто-агрессия”), к “несчастным случаям”.

Лжет об очевидном, притворяется, ворует. Не испытывает раскаянья, бессовестен.

Не способен отвечать за себя. Вину за свои поступки и проблемы обычно перекладывает на других (см. п. 14).

Повышенно импульсивен, не умеет контролировать себя и не способен оставаться в границах поведения, установленных другими людьми.

Страдает сильными перепадами настроения. Часто находится в пониженном настроении или в депрессии.

Не понимает или плохо понимает причинно-следственные связи (см. п. 11).

Проявляет необычные пищевые привычки, например, склонность в чрезмерных количествах запасать или прятать еду, склонность к обжорству или голоданию, поедание несъедобных вещей и т.д.

Страдает недержанием мочи (энурез) и\или недержанием кала (энкопрез).

Мало или совсем нет постоянных друзей, отношения со сверстниками неустойчивые.

Плохо учится.

Постоянно задает бессмысленные вопросы и “трещит языком”.

Болезненно преувеличивает собственную значимость.

Самого себя чувствует беспомощной жертвой, а окружающих воспринимает как источник опасности (см. п. 4).
Некоторые специалисты дополняют вышеперечисленные базовые симптомы такими:

Ребенок проявляет неадекватное возрасту сексуальное поведение.

Ребенок требователен или “прилипчив”, но только когда ему этого хочется (“на своих условиях”).

Ребенок страдает нарушениями сна.

Ребенок гиперактивен, сверхбдителен даже по мелкому поводу.

У ребенка наблюдается задержка или нарушения речевого развития.

Ребенок часто становится объектом травли со стороны сверстников.
Важно отметить, что у приемных родителей таких детей тоже проявляются некоторые типичные “симптомы”. Например, они часто деморализованы и чувствуют беспомощность. Могут быть либо эмоционально истощены, либо, напротив, постоянно раздражены. После безуспешных попыток исправить поведение такого ребенка “просто любовью” приемные родители начинают сомневаться в своей педагогической состоятельности, что приводт к срывам на ребенка. Но после каждого срыва родителей захлестывает чувство вины, и круг повторяется. Ситуация усугубляется тем, что у окружающих, не видящих всего комплекса отношений внутри семьи, порой возникает ощущение, что родители почти враждебны по отношению к приемным детям, и семья оказывается в еще большей изоляции.

* по материалам сайтов:
http://www.attachmentdisorder.net
http://www.attachmenttherapy.com

По мнению автора сайта, ниже описан типичный случай нарушения привязанности у приемного ребенка младшего школьного возраста (отсюда), симптомы нарушения привязанности отмечены отдельно:

“Андрей появился в моей семье в январе … года. Ему было 10, 5 лет, диагноз ДЦП. Так получилось, что я не смогла его принять, он вызывал у меня физическое отторжение с первых дней. Но у меня такой характер, что если сказала – забираю, значит забираю.. Поэтому, когда увидела первый раз, почувствовала неприязнь, подумала – ничего, привыкну и забрала. Но первые несколько месяцев все было не так критично.

Он постоянно писался, причем не в кровать, у него нет недержания. Он просто забывал сходить вовремя в туалет, а когда уже было невтерпеж, по пути в туалет он писал в штаны, на пол… Первое время я к этому относилась как к данности, думала это следствие болезни, но месяцев через 7-8 я узнала, что он просто не считает нужным пойти в туалет, как только почувствует желание писать. Ну и покакать в штаны или в ванную, когда мылся, он тоже мог. Добавим к этому вранье, лень, стукачество на других детей, его постоянное – не я.

На фоне всего мое отторжение превратилось в ненависть, он вызывал у меня отвращение, я начала срываться, пороть его. Он в ответ еще тупел… Это был просто замкнутый круг. Конечно я понимала, что наказания это не выход и запретила себе прикасаться к Андрею в гневе. Но от этого было только тяжелее, наверное. Дикое отвращение накрывало от одного взгляда на него. Я не говорю об прикосновениях… Пробовала писать другим приемным мамочкам, советовалась, но облегчение было кратковременым… Нередко накрывало желание вернуть его, хотя я понимала, что никогда этого не сделаю.

Этой осенью я попала к психологу, он не специализировался на приемых детях. […] У меня что-то отлегло. Нет, не полюбила, но как-то приняла его таким, как он есть, перестала требовать хороших оценок. Решила – я не волшебница и не могу творить чудес, он такой, какой есть, не сможет ходить, учиться, работать – устрою в 20 лет в пансионат и буду его навещать, дети его тоже не оставят…

[…] Сс тех пор он не писается, учится на 4 и 5, перестал врать. Начал намного лучше ходить. И вот когда у меня стало меньше поводов его ругать и наказывать, а Андрей стал радовать меня хорошими оценками, у меня отпустило отвращение. В начале января был один инцидент, я вышла из машины в магазин, Андрюха описался прямо в машине на сидение. Я поначалу поднялась, как и раньше, наорала, было дикое желание выпороть. Но как-то быстро взяла себя в руки, не стала нагнетать ситуацию, и все быстро пришло в норму.

Сейчас я не могу похвастаться любовью к нему, но и отвращения, раздражения нет. А он это чувствует и начал раскрываться, у него с лица ушло напряжение, он стал ходить по дому и петь. Бывают моменты, что я без напряга могу обнять его, поцеловать. А ведь совсем не давно мне стоило больших усилий просто прикоснуться к нему. Буду рада, если кому то будет полезна эта моя история не любви”.

http://attach2me.ru/symptoms/