Когда ребенку пора к психологу?

Тревога, приступы ярости, ночные кошмары, проблемы в школе или со сверстниками… Все дети, как когда-то их родители, проходят непростые этапы развития. Как отличить мелкие трудности от настоящих проблем? Когда набираться терпения, а когда беспокоиться и обращаться за помощью?

Основные идеи

  • Не торопитесь ставить ребенку поспешные диагнозы, если поведение вашего ребенка резко изменилось. Возможно, проблема вовсе не в нем, а в вас, ваших отношениях с партнером, а ребенок служит «сигналом».
  • Не стесняйтесь вести ребенка к специалисту. Это не значит, что вы не смогли справиться сами, это значит, что вам не все равно.
  • Помощь психолога нужна в случаях: когда мы видим резкие перемены в поведении ребенка, когда не владеем ситуацией и не можем влиять на поведение ребенка и когда от его поведения страдают окружающие.
  • Важно уметь слышать и понимать своего ребенка, общаться с ним как можно чаще, чтобы избежать ложных тревог.
  • постоянно волнуюсь из-за своей трехлетней дочери, — признается 38-летний Лев. — Одно время она кусалась в детском саду, и я боялся, что она асоциальна. Когда она плюется брокколи, я уже вижу ее анорексичной. Моя жена и наш педиатр всегда меня успокаивают. Но иногда я думаю, что все же стоит пойти с ней к психологу».
  • Сомнения мучают и 35-летнюю Кристину, которая беспокоится за пятилетнего сына: «Я вижу, что ребенок у нас тревожный. Это проявляется в психосоматике, сейчас, например, у него шелушатся руки и ноги. Я говорю себе, что это пройдет, что не мне его менять. Но меня мучает мысль, что он страдает». Что мешает ей обратиться к психологу? «Я боюсь услышать, что это моя вина. А вдруг я открою ящик Пандоры и ему станет хуже… Я потеряла ориентиры и не знаю, как быть».
  • Такая растерянность характерна для многих родителей. На что опереться, как различить то, что обусловлено этапами развития (например, проблемы отделения от родителей), то, что говорит о небольших трудностях (кошмары), и то, что требует вмешательства психолога?
  • КОГДА МЫ УТРАТИЛИ ЯСНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СИТУАЦИИ
  • Ребенок может проявлять признаки неблагополучия или доставлять неприятности близким, но не всегда это значит, что проблема именно в нем. Нередки ситуации, когда ребенок «служит симптомом» – так системные семейные психотерапевты обозначают того члена семьи, который берет на себя задачу сигнализировать о семейном неблагополучии. «Проявляться это может в разных формах, – рассказывает детский психолог Галия Нигметжанова. — Например, ребенок грызет ногти.
  • Или у него непонятные соматические проблемы: небольшая температура по утрам, покашливание. Или он плохо себя ведет: дерется, отбирает игрушки. Тем или иным способом он, в зависимости от своего возраста, темперамента и других особенностей, пытается — неосознанно, конечно, — «склеить» отношения своих родителей, потому что нуждается в них обоих. Волнение за ребенка может объединить их. Пусть они целый час из-за него ссорились, для него важней то, что этот час они были вместе». В этом случае ребенок концентрирует в себе проблемы, но он же и открывает пути их решения.
  • За одним и тем же симптомом могут скрываться разные проблемы, и самим родителям разобраться в них довольно сложно
  • Обращение к психологу позволяет лучше понять ситуацию и, в случае необходимости, начать семейную, супружескую, индивидуальную или детскую терапию. «Работа даже с одним взрослым может дать прекрасный результат, — говорит Галия Нигметжанова. — А когда начинаются позитивные изменения, на прием иногда приходит и второй родитель, у которого раньше «не было времени». Через какое-то время спрашиваешь: а как там ребенок, грызет ли ногти? – Да нет, все наладилось».
  • Но надо помнить, что за одним и тем же симптомом могут скрываться разные проблемы. Возьмем пример: пятилетний ребенок каждый вечер хулиганит перед сном. Это может говорить о его личных проблемах: страхе темноты, трудностях в детском саду. Может быть, ребенку не хватает внимания, или, наоборот, он хочет препятствовать их уединению, реагируя таким образом на их желание.
  • А возможно, дело в противоречивых установках: мать настаивает, чтобы он лег рано, даже если не успел искупаться, а отец требует выполнять перед сном определенный ритуал, и в итоге вечер становится взрывоопасным. Разобраться в причинах самим родителям сложно. «Я не думала, что быть матерью так трудно, — признается 30-летняя Полина. — Мне хочется быть спокойной и нежной, но уметь устанавливать границы. Быть со своим ребенком, но не подавлять его… Я много читаю о воспитании, хожу на лекции, но все равно не вижу дальше собственного носа».
  • Нередко родители, тонущие в море противоречивых советов, чувствуют себя потерянными. «Слишком информированные, но при этом плохо информированные», — как характеризует их психоаналитик и детский психиатр Патрик Деларош (Patrick Delaroche). Что же нам делать со своей тревогой за детей? Идти на консультацию к психологу, считает Галия Нигметжанова и объясняет почему: «Если в душе родителя звучит тревога, она обязательно скажется на его отношениях с ребенком, да и с партнером тоже. Надо разобраться, каков ее источник. Не обязательно дело в ребенке, возможно, ее питает неудовлетворенность браком или собственные детские травмы».
  • КОГДА МЫ ПЕРЕСТАЕМ ПОНИМАТЬ СВОЕГО РЕБЕНКА
  • «Сын ходил к психотерапевту с 11 до 13 лет, — вспоминает 40-летняя Светлана. — Сначала я чувствовала вину: как же так, я плачу чужому человеку за то, что он занимается моим сыном?! Было ощущение, что я снимаю с себя ответственность, что я никудышная мать. Но что было делать, если я перестала понимать собственного ребенка? Со временем я сумела отказаться от претензий на всемогущество. Я даже горжусь тем, что мне удалось делегировать полномочия».
  • Многих из нас останавливают сомнения: обратиться за помощью, кажется нам, значит расписаться в том, что мы не справляемся с ролью родителя. «Представьте: нам дорогу преградил камень, и мы стоим в ожидании, что он куда-то денется, — говорит Галия Нигметжанова. — Многие так и живут, замерев, «не замечая» проблемы, в ожидании, что она сама рассосется. Но если мы признаем, что перед нами «камень», то сможем расчистить себе путь». Признаем: да, мы не справляемся, не понимаем ребенка. Но почему это происходит?
  • Родители перестают понимать детей, когда истощены — настолько, что уже не готовы выслушивать его, выдерживать его проблемы
  • «Родители перестают понимать детей, когда истощены — настолько, что уже не готовы открываться чему-то новому в ребенке, выслушивать его, выдерживать его проблемы, — говорит Галия Нигметжанова. – Специалист поможет увидеть, чем вызвана усталость и как восполнять свои ресурсы. Психолог также выступает в роли переводчика, помогая родителям и детям слышать друг друга».
  • Кроме того, ребенок может испытывать «простую потребность поговорить с кем-нибудь вне семьи, но так, чтобы это не было укором родителям», — добавляет Патрик Деларош. Поэтому не набрасывайтесь на ребенка с вопросами, когда он выходит с сеанса. Восьмилетнему Глебу, у которого есть брат-близнец, важно, что его воспринимают как отдельную личность. Это поняла 36-летняя Вероника, пораженная тем, как быстро у сына наступило улучшение. Одно время Глеб то и дело сердился или грустил, был всем недоволен — но уже после первого сеанса к ней вернулся ее милый, добрый, лукавый мальчик.
  • КОГДА ОКРУЖАЮЩИЕ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  • Родители, занятые своими заботами, не всегда замечают, что ребенок стал менее весел, внимателен, активен. «Стоит прислушаться, если тревогу бьет преподаватель, школьная медсестра, завуч, врач… Трагедию устраивать ни к чему, но не стоит и недооценивать эти сигналы», — предупреждает Патрик Деларош. Именно так Наталья впервые пришла на прием со своим четырехлетним сыном: «Воспитательница сказала, что он все время плачет.
  • Психолог помогла мне осознать, что после моего развода мы оказались тесно связаны друг с другом. Выяснилось также, что он плакал не «все время», а только в те недели, когда ехал к отцу». Прислушиваться к окружению, конечно, стоит, но опасайтесь поспешных диагнозов, поставленных ребенку. Иван до сих пор сердится на учителя, который назвал Жанну гиперактивной, «и все потому, что девочка, видите ли, должна сидеть в углу, в то время как мальчишки могут бегать повсюду, и это нормально!».
  • Не паникуйте и не вставайте в позу, услышав негативный отзыв о ребенке, а первым делом спокойно и дружелюбно уточнить все подробности
  • Галия Нигметжанова советует не паниковать и не вставать в позу, услышав негативный отзыв о ребенке, а первым делом спокойно и дружелюбно уточнить все подробности. Если, например, ребенок в школе подрался, выясните, с кем была драка и что это за ребенок, кто еще был рядом, какие в целом отношения в классе. Это поможет понять, почему ваш ребенок повел себя так, а не иначе. «Может быть, у него трудности в отношениях с кем-то, а может быть, он так ответил на буллинг. Прежде чем принимать меры, нужно прояснить всю картину».
  • КОГДА МЫ ВИДИМ РЕЗКИЕ ПЕРЕМЕНЫ
  • Отсутствие друзей или участие в травле, независимо от того, травят вашего ребенка или он травит других, указывает на проблемы в отношениях. Если подросток недостаточно себя ценит, лишен уверенности в себе, излишне тревожен, нужно обратить на это внимание. Более того — слишком послушный ребенок с безупречным поведением тоже может быть втайне неблагополучным. Получается, что угодно может быть поводом для обращения к психологу? «Ни один список не будет исчерпывающим, настолько выражение психического страдания бывает непоследовательно. Тем более что у детей порой одни проблемы быстро сменяются другими», — отмечает Патрик Деларош.
  • Недолгое снижение успеваемости в школе — обычное дело. А ребенок, который перестал заниматься вообще, нуждается в помощи специалиста
  • Так как решить, нужно ли идти на прием? Галия Нигметжанова предлагает короткий ответ: «Родителей в поведении ребенка должно насторожить то, чего «еще вчера» не было, а сегодня появилось, то есть любые резкие перемены. Например, девочка всегда была жизнерадостной, и внезапно настроение у нее резко поменялось, она капризничает, устраивает истерики. Или наоборот, ребенок был неконфликтным — и вдруг начинает воевать со всеми. Неважно, к худшему или как будто к лучшему эти перемены, главное, что они неожиданные, непредсказуемые». «И не будем забывать про энурез, повторяющиеся кошмары…» — добавляет Патрик Деларош.
  • Еще один показатель — если проблемы не исчезают. Так, недолгое снижение успеваемости в школе — обычное дело. А ребенок, который перестал заниматься вообще, нуждается в помощи специалиста. И конечно, надо пойти ребенку навстречу, если он сам просит обратиться к специалисту, что случается чаще всего после 12–13 лет. «Даже если родителей ничего не беспокоит, приход с ребенком к психологу — хорошая профилактика, — подытоживает Галия Нигметжанова. — Это важный шаг к повышению качества жизни: и ребенка, и своей собственной».
  • Причиной тревоги родителей может быть непонимание детской природы
  • Татьяна Бедник, детский психолог
  • Варианты ложные тревоги самые разные. Например, у кого-то в семье был ребенок с аутизмом. И родителям кажется, что их ребенок так же жестикулирует, так же ходит на цыпочках — то есть они цепляются за внешние, несущественные признаки и начинают волноваться. Бывает, мама и ребенок не совпадают по темпераменту: она спокойная, меланхоличная, а он очень подвижный, активный, и поэтому ей кажется, что с ним что-то не то. Кого-то беспокоит, что ребенок дерется из-за игрушек, хотя для определенного возраста такое поведение нормально, а родители боятся, что он растет агрессивным.
  • Часто проблемы связаны с непониманием, каковы особенности возраста ребенка, насколько он способен регулировать свои эмоции. Сейчас родители нацелены на раннее развитие и нередко жалуются: ему лишь бы бегать, не усадишь его слушать сказки. Или ребенок в развивающей группе не хочет сидеть за столом. И это говорится про двух-трехлетнего ребенка. Тогда как даже пятилетнему трудно сохранять неподвижность. Другая типичная жалоба: маленький ребенок капризничает, у него бывают вспышки ярости, его мучают страхи. Но в этом возрасте кора головного мозга, которая отвечает за контроль, еще не развита, он не может совладать со своими эмоциями. Формирование мозга ребенка зависит от окружения, от отношений, которые у него складываются с близкими людьми.
  • Хорошо, когда мать с самого начала реагировала на проявления ребенка, видела, что он чувствует: какие звуки, прикосновения ему приятны, а что вызывает напряжение, испуг… Она учится считывать его сигналы, а он — ее. Иногда родители не знают как общаться с ребенком, который еще не говорит. Но именно общаясь, мы и формируем эти связи, это взаимопонимание.

Оригинал