О двух сторонах волонтерства

Недавно в Пензе побывал известный общественный деятель, публицист, эксперт по социальному сиротству Александр Гезалов, выпускник детского дома. Он провел несколько семинаров для молодых волонтеров.

То, чему учит Александр Самедович, напрочь меняет сложившееся в нашем обществе представление о волонтерстве, заставляет иначе взглянуть на понятие «благотворительность».

Научитесь приходить в детский дом с пустыми руками, — этот не совет даже, а приказ Гезалова аудитория слышит в первые же минуты общения.

А еще лучше, вообще там не появляйтесь, — добавляет он.

Разрушение шаблона

Александр Самедович, вас послушать — так на некоторых видах волонтерства вообще крест можно поставить. Молодые, деятельные люди готовы жертвовать свободным временем, делиться своими знаниями и умениями, находить спонсоров, чтобы те скидывались на подарки для сирот, а тут вы со своим: «Нечего вам там делать, от вас вред один».

Подростком я однажды сбежал из детского дома, меня ловили с милицией. Нашли ночью в кустах, где я прятался. Отвезли в отделение и посадили в одну камеру с правонарушителями, которые отбывали срок в 15 суток. Один мужик, явно отсидевший несколько сроков в колонии, вдруг решил поговорить со мной по душам.

Он не стал мне рассказывать про то, как прекрасна блатная жизнь. Завел речь о том, как важно стать порядочным человеком, научиться любить, создать семью, завести детей и быть для них прекрасным отцом: «У меня всего этого нет и, наверное, уже никогда не будет. У тебя вся жизнь впереди, а ты уже в кутузку попал!».

В детдоме со мной никто так не говорил. Именно тот человек в наколках дал мне определенный ориентир в жизни, а не правильные комсомольцы, которые пели перед нами под гитару, учили играть в футбол и рисовать.

Мне как-то довелось посмотреть видео, где молодая скрипачка-волонтер выступает перед детдомовцами, затем показывает им скрипку, дает потрогать, объясняет ее устройство. Девушка искренне радуется: «Вот так дети приобщаются к высокому, мир музыки меняет их». А я вижу за ее спиной глаза детей — пустые, равнодушные. Им неинтересно, не нужно. Это, похоже, важно только для самой скрипачки.

И ведь у нее, как и у комсомольцев из моего детства, самые благие намерения. Беда только в том, что никто из них не поинтересовался, в чем по-настоящему нуждаются дети. Игры, концерты, попытки приобщения к искусству, экскурсии — все это есть в системе сиротских учреждений. Какой смысл добровольцам дублировать систему?

А еще у нас любят задаривать детдомовцев. На тот же Новый год многочисленные спонсоры привозят столько сладких подарков, что дети их до 8 Марта съесть не могут.

Экскурсия на почту. И на помойку

Что же нужно детдомовскому ребенку?

Научиться жить самостоятельно в мире, который до определенного момента он видел только из окон детского дома.

Вместо того чтобы везти в сиротское учреждение очередной плазменный телевизор, пусть спонсор организует приезд туда простой женщины — к примеру, заводской крановщицы, которая умеет говорить на публике. И пусть она пообщается с детьми, расскажет, как сложно зарабатывать деньги и отвечать за свою семью. Как рано приходится вставать, чтобы приготовить завтрак для всех, успеть привести себя в порядок и не опоздать на работу.

Вместо того чтобы свозить детдомовца в парк развлечений, покажите ему панельный дом, в котором ему предстоит жить; почтовое отделение, где он будет оплачивать коммунальные услуги; мусорные контейнеры, куда он будет выбрасывать бытовые отходы.

Я бы лично запретил подпускать к воспитанникам детского дома волонтера, который не готов посвятить им несколько лет своей жизни. Хотите раз-другой сделать доброе дело?

Отремонтируйте здание детского дома или хотя бы забор покрасьте.

Один значимый взрослый

Ну, волонтеры не ремонтом заниматься хотят — у них более возвышенные цели…

Но ведь это же ненормально и вредно для детей, когда чуть ли не каждый день в их поле зрения появляются все новые и новые лица. Одни прибежали, подарки подарили, песенку спели, обняли-поцеловали, прослезились, вторые, третьи…

Вот у меня трое детей. Идем мы с женой с ними гулять. И представьте себе такую картину: вдруг на мое место встает другой человек, хватает моего ребенка, целует, обнимает, а потом то же самое проделывает чужая женщина. Такое только в театре абсурда может быть. Так вот, для ребенка из детского дома постоянно сменяющиеся лица волонтеров — такой же театр абсурда.

Ему нужен один значимый взрослый, с которым он может установить долгие доверительные отношения, с кем можно поговорить по душам, кто поможет решить ту или иную проблему. Чтобы было кому позвонить и спросить совета.

Так что чем меньше волонтеров в детских домах, тем лучше. Пусть лучше молодые люди с возвышенными целями идут к матери-одиночке или в многодетную семью. Там для них найдется реальная работа: посидеть с малышом, пока мама на подработке, забрать младшеклассника из спортивной секции.

Вообще, нужно поддерживать не систему сиротских учреждений, а семьи, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Сами детские дома со временем должны превратиться в центры помощи семье. То есть ребенок там может находиться ограниченное время, пока не наладится ситуация у родных мамы и папы, с которыми активно работают юристы, врачи, психологи, или пока его не передадут приемным родителям.

Амбиции взрослых или польза для детей?

В Пензе есть несколько общественных объединений, занимающихся социализацией сирот, помогающих кризисным семьям, семьям с детьми-инвалидами и др., например общественная организация «Благовест» и фонд «Покров».

По словам руководителя «Благовеста» Марии Львовой-Беловой, они совершили все те ошибки, о которых говорит Александр Гезалов.

Мы так же заваливали бедных сироток подарками, ездили к ним с концертами, стараясь превратить их жизнь в сплошной праздник. Столько шишек набили, пока поняли, что вредим детям, давая им неверное представление о жизни, — говорит Мария. — Позже пришло понимание, что волонтерством нужно заниматься в системе. Помню, мы так добивались, чтобы нам разрешили помогать в уходе за младенцами, от которых отказались мамы, в детской областной больнице. Но получилось, что волонтеры приходили-уходили, когда им было удобно. В итоге как не было кому во­время поменять малышу подгузник, так и не осталось. Толку-то от такой помощи…

Недавно нам позвонила женщина. Она с единомышленниками хотела оказать посильную помощь студентам нашего реабилитационного центра для молодых инвалидов «Квартал Луи». Я предложила ей приехать, чтобы обсудить, как сделать лучше. Так женщина обиделась: «Мы все с высшим образованием, среди нас есть дипломированный психолог, а вы тут нам собеседование решили устроить. Как будто мы сами не знаем, как себя вести с инвалидами». Больше не звонила.

До сих пор задаюсь вопросом, они действительно студентам помочь хотели или удовлетворить какие-то свои личные амбиции?

Автор Наталья СИЗОВА

 С сайта ИЦ «Пензенская правда»

http://pravda-news.ru/topic/60487.html